Mon10152018

Last update09:18:21

Публикации Мясная индустрия Rīgas Miesnieks: Никакой кризис не заставит нас уйти с местного рынка!
Вторник, 24 Августа 2010 12:52

Rīgas Miesnieks: Никакой кризис не заставит нас уйти с местного рынка!

Автор 

Работать в Латвии — дело неблагодарное. Об этом красноречиво говорят финансовые показатели лидера мясоперерабатывающей отрасли Rīgas Miesnieks: имея четверть домашнего рынка, производитель умудрился "заработать" почти 340 тысяч убытков в прошлом году.


Прогнозы на год текущий тоже не блещут оптимизмом: немногим лучше, чем предыдущий период. Поэтому, когда предприятие объявило о покупке Jelgavas gaļas kombināts, стоящего на грани банкротства, многие эксперты крутили пальцем у виска: и себя потопите, и Елгаве жить не дадите. Однако председатель правления Rīgas Miesnieks Юхан Матт полагает, что кризис — самое подходящее время для слияния компаний. "Латвийские покупатели потребляют почти все, что выпускают оба комбината вместе взятые. Это значит, что нам не нужно беспокоиться по поводу "слабого" экспорта. Проблема в другом — ко дну нас тянут издержки, наследство устаревшей производственной базы. Мы готовы обновлять цеха, забирать тонущих конкурентов, но вопрос — готово ли нас в этом поддержать правительство? В Эстонии "мясникам" списывают подоходный налог с предприятий, если те покупают оборудование. У нас наоборот — нагружают новыми сборами". Не знаю, как долго наши инвесторы будут в состоянии терпеть такую недальновидную экономическую политику, признается г–н Матт. О том, как ему удается убедить иностранных владельцев поверить в Латвию, и когда наконец Rīgas Miesnieks выйдет в плюс, читайте в интервью "ДВ".


"Поодиночке нам не выжить"


— Покупка Jelgavas gaļas kombināts — шаг достаточно рискованный, полагают некоторые аналитики. Зачем вам такие риски, если у самих дела идут ни шатко ни валко?

— Потому что предприятию требовались какие–то радикальные перемены: общий кризис в мясном бизнесе не обошел стороной и RIgas Miesnieks. Собственники все время поддерживали нас деньгами, но их ресурсы не безграничны. Нужно было срочно предложить им какой–то выход. Продавать больше товара? Вариант, но довольно сложный. Конкуренты, знаете ли, тоже не дремлют. Другой вариант — тратить меньше ресурсов на один килограмм продукции, что также непросто: слишком старые и большие у нас помещения, рассчитанные под 3 тысячи сотрудников. А сейчас на предприятии трудится всего 180 человек. В общем, первое и второе по отдельности нас не устраивало. Поэтому мы решили — нужны большие объемы и меньшие издержки одновременно. Приобретение еще одного завода в этом смысле показалось нам после всех калькуляций самым разумным решением. Следующий шаг — это перенос основного производства из Риги в Елгаву: это дешевле, чем реконструировать цеха в столице. Потом соединим маркетинг и логистику.

— Юхан, но вы тоже не вчера родились: Rīgas Miesnieks уже не первый год накапливает долги. Почему раньше не решились на реструктуризацию?

— Я в компании всего год: успел сократить кое–какие расходы и, надеюсь, таких убытков, как в прошлом году, больше не будет. За предыдущее руководство сказать не могу. Но я вижу, что предприятие очень медленно приходило в себя после эйфории "жирных лет", когда доходы были побольше, а люди не считали деньги. Казалось, все идет по плану. С началом кризиса объемы стали падать всего на 5%, зато оборот — на 12%. Это значит, что продавать пришлось дешевле, в результате чего наши коммерческие прогнозы очень скоро перестали себя оправдывать.

— И во сколько вам обошелся елгавский комбинат? Если брать во внимание их неудачи в прошлом году (это почти 500 тысяч убытков), то, очевидно, недорого?

— Не могу вам назвать сумму сделки, но скажу, что вся реорганизация бизнеса обойдется нам в 4–5 млн. евро в течение этого года.

— И все–таки оно чего–то стоило? Не было бы разумнее дождаться, пока елгавчане объявят о неплатежеспособности, и купить всю базу "по дешевке"?

— Для нас важно, чтобы предприятие было жизнеспособным: чтобы их изделия можно было купить в магазине, чтобы работники получали зарплату, чтобы пользовалась популярностью торговая марка. Все это гораздо дороже, чем металлолом, который можно выкупить у разоряющейся компании.

"Насильственная кооперация — это не про нас"


— То есть фирменный бренд Елгавского мясного комбината Jelgava остается?

— Обязательно! Это один из ключевых моментов нашей концепции: если производство является лидером на рынке в каких–то своих сегментах, то эти позиции мы должны не только удержать, но и приумножить.

— В ваших планах уменьшить расходы на 20–30%. Это много. Только за счет объединения пары отделов на двух заводах такое вряд ли удастся потянуть…

— Придется сокращать персонал. Но насколько этот процесс будет болезненным, я пока не могу сказать. С одной стороны, производство станет более автоматизированным и, соответственно, менее трудозатратным, с другой — понадобится квалифицированная техническая служба. И ее надо будет расширять.

— Ассортимент тоже пойдет под нож?

— Вообще линейка продуктов — это как живой организм: меняется в зависимости от требований рынка. На первом этапе мы подключим Елгаву к нашей дистрибуции — она несомненно лучше, чем была у завода в прежнем его формате. И когда покроем всю Латвию, сделаем выводы: какие изделия из портфеля следует оставить, а какие изъять. Но основная задача Rīgas Miesnieks — удержать стабильные 30% от общего объема продаж в Латвии. До сих пор соотношение сил было таким: JGK имел 6%, мы — 23–24%.

— Но хотелось бы больше, ведь так? Не думали о последующем поглощении не особо успешных конкурентов?

— Нет, мы сами по себе, они — сами. Насильственная кооперация — это не наш метод. Но в целом, надо признать, 20 сильных игроков и еще около 30 мелких для такой небольшой площадки — это чересчур. Благо тенденции обнадеживают: наша доля постоянно растет. Это показатель того, что потребитель отдает предпочтение именно марке Rīgas Miesnieks.

— А может быть, это сигнал того, что малый бизнес очень быстро банкротирует, расчищая тем самым дорогу вам?

— Я, честно говоря, слабо себе представляю, что с ними происходит и как они работают. Конечно, в сегодняшних реалиях проще выжить большим участникам рынка. Тем, кто в состоянии быстро менять ассортимент, предлагать что–то эксклюзивное во время летнего сезона.

"Стиральным порошком мы не торгуем"


— Мне казалось, что нынешний тренд это не "дайте–ка нам что–то новое", а "сделайте колбасу подешевле".

— Это не совсем так. Конечно, спрос на бюджетную категорию возрос. Но реализация в дорогих сегментах и зонтичных (главных. — Ред.) брендах Rīgas Miesnieks тоже не падает. Даже с пустым кошельком люди не хотят экспериментировать. И если перед ними стоит выбор, что купить — дешевый аналог ракверских сосисок или наш оригинал, они лучше возьмут на 200 граммов меньше, но проверенное качество. Пищевая продукция — это не стиральный порошок, когда человеку все равно — будет он чуть хуже или чуть лучше, главное — чтобы можно было засыпать в машину. В нашей сфере потребитель чувствителен к любым изменениям. Вообще я стал замечать, что латвийцы стали более недоверчивыми: их слишком часто обманывали — на кассе, в новостях, в политике, — чтобы быть обманутым еще и докторской колбасой за 1,5 лата, на 90% состоящей из сои.

— То есть вы по–прежнему держите ценовую планку?

— Нет. Мы меняемся. Скоро группа продуктов Tirgus от Rīgas Miesnieks предстанет в совершенно новом облике, который будет строиться на ассоциациях с Рижским центральным рынком. Основной месседж такой: даже при низкой цене продукт может быть свежим, вкусным, почти домашним.

— По–моему, вы слегка не угадали с ассоциативным рядом. Еще десять лет назад народ действительно шел на базар за свежей зеленью и фруктами, но сейчас рынок больше напоминает барахолку из залежалых товаров. Может, следовало на этикетку поставить более популярный значок Rimi, а не фотографию Центрального павильона?

— Поживем — увидим. Но я считаю, у нас есть все шансы на успех. Мониторинг общественного мнения показал, что рижане по–прежнему любят делать покупки на рынке: это стало доброй традицией сходить к своему мяснику за хорошей вырезкой или в рыбный отдел за свежей лососиной.

— Предприятие всегда фокусировалось на изделиях из свинины. Но в последнее время стало активно осваивать курятину. Решили перейти дорожку "Кекаве"?

— Скорее, нам стало интересно — как пойдет. Мы заметили еще одно веяние рынка: покупателям нравится более легкое мясо, и опять же им нужна уверенность, что в сосисках будет не 20% главного компонента, а хотя бы 80%. С курятиной это проще обеспечить. К тому же здесь большое поле для творчества: вплоть до крылышек в йогуртовом маринаде. В итоге Rīgas Miesnieks попал в точку: после большой рекламной кампании наша Кika очень быстро стала набирать обороты.

"Цены пойдут вверх, здесь мы бессильны"


— В мае возросла стоимость зерна и комбикормов, по некоторым категориям — до 50–100%. А это значит, что к концу текущего года цены на хлеб и мясо заметно увеличатся. На сколько именно подорожают ваши изделия?

— Сложно сказать. Однозначно не будет единого роста цен, допустим, на 5–10%. Окончательная цифра будет зависеть от содержания мяса в той или иной продукции. В одних сосисках содержание свинины достигает 60%, в других — 40%.

— По словам руководителя Центра стимулирования хозяйственного рынка Ингуны Гулбе, несмотря на то что сегодня производители уже знают, как изменится себестоимость продуктов питания из–за подорожания сырья и энергоресурсов, они будут молчать до последнего. Первая тому причина — жесткая конкуренция. Любые изменения ценовой политики могут сыграть на руку другим участникам рынка.

— Конечно, игроки рынка следят друг за другом. Но в конечном итоге все мы окажемся в одинаковом положении: первая проблема — это газ. Мясное производство очень энергоемкое. Вторая — это то, что за полгода стоимость пшеницы на мировом рынке возросла с 70–80 до 140–150 латов за тонну. Последний скачок на 20–30 евро произошел после того, как Россия объявила эмбарго на экспорт своего зерна. Биржевые котировки постоянно претерпевают изменения, но сейчас вокруг этой темы особенно много спекуляций. Наших прибалтийских соседей тоже не минует чаша сия: у них, как и у нас, цены на продовольствие пойдут вверх.

— Литва и Эстония — ваши экспортные рынки. Что предпримите, чтобы удержать там свою долю?

— Возможно, будем высвобождать дополнительные производственные мощности и стараться снижать для них цены…

"Когда–нибудь скандинавы переедут к нам…"


— Ваши акционеры — финская группа HKScan — помимо предприятий в Балтии имеют заводы в Польше и Скандинавии. Как на фоне других участников концерна смотрится Rīgas Miesnieks?

— В Северной Европе большие издержки — зарплаты, налоги, энергоресурсы. Польша работает достаточно эффективно, в первую очередь за счет огромного потребления и, соответственно, больших объемов реализации. Если бы Латвия могла держать планку продаж, которая была 30 лет назад, когда основной экспорт шел в Россию, RIgas Miesnieks тоже имел бы отличные показатели. Но в целом, если брать себестоимость продукции, Прибалтика не слишком дорого обходится нашим владельцам. Другое дело, что конечные цены слишком низки, чтобы говорить о нормальном уровне рентабельности.

— В таком случае не разумнее было бы обеспечивать Скандинавию из Латвии?

— Это и есть наша цель! В планах Rigas Miesnieks переориентировать экспорт на Финляндию и Швецию. Пока не могу говорить о сроках, первым делом нам самим надо встать на ноги. Задача номер один — это местный рынок.

— А задача–максимум? До сих пор на внешние рынки шло всего 5% продукции Rīgas Miesnieks.

— Тут такая ситуация: экспортом нужно либо заниматься глобально, очень много вкладывать в продвижение бренда, в маркетинг и т. д., либо ограничиться, предположим, объемом одной московской торговой сети. Сейчас мы придерживаемся второго варианта, т. е. работаем с конкретным дистрибьютором. И это уже его головная боль: как сделать так, чтобы наши колбасы попали на российский прилавок.

— На днях вы подписали соглашение со столичной думой о том, что впредь на изделиях RIgas Miesnieks, которые идут в Санкт–Петербург и Архангельск, будет стоять лейбл "Рижской марки". Как оцениваете перспективы такого сотрудничества?

— (Пауза.) Проект пока в замороженном состоянии. Но идея хорошая, и потенциал в ней есть… Вопрос в том, сколько Рижское самоуправление готово вложить в промоушен: пока у властей нет четкого видения, откуда черпать финансовые ресурсы для масштабной поддержки латвийских пищевиков.

— А если всем производителям "скинуться"? Получится неплохой бюджет для развития "Рижской марки".

— Это было бы разумно. Но я боюсь, что наши компании вряд ли смогут договориться…

— Глава Ассоциации торговцев Хенрик Данусевич предложил свою альтернативу, как оживить экспорт латвийских товаров в СНГ: сделать сеть точечных магазинов в торговых центрах России с хорошей проходимостью. Там было бы представлено все сразу: и косметика, и нижнее белье, и сыры, и колбасы. Если одна группа товаров не идет, ее можно оперативно заменить на другую. Как вам концепт?

— Я об этом ничего не слышал… Но, думаю, с воплощением в жизнь этой идеи были бы проблемы. Первая — логистика. Вторая — исчезновение с рынка маленьких магазинов как явления. И третья — реальные подсчеты: насколько велика будет база продаж, потребление и оборачиваемость товарных запасов.

"Учитесь у эстонцев, как делать деньги"


— Сегодня латвийский бизнес часто говорит о переносе производства в другие страны. Недавно производитель пельменей из Даугавпилса объявил об уходе в Эстонию. Rīgas Miesnieks не просчитывал подобные возможности?

— Мы однозначно остаемся. Но то, что многие отечественные предприятия продовольственного сектора будут искать лучшее место под солнцем, — это факт.

— И что их к этому подталкивает?

— Переменчивость политических решений и абсолютная непрогнозируемость налоговой системы. Латвии не хватает стабильности и прозрачности: сколько завтра будет отчислять компания в пользу государства.

Я согласен, что в течение кризиса, правительство было вынуждено идти на непопулярные меры. Всем было трудно. Но если сегодня премьер говорит об окончании рецессии, то мы хотели бы получить от него гарантии на будущее — пусть хотя бы скажет, что НДС не будут повышать… Еще пожелание — разработать хоть какую–то программу поддержки местных производителей. Сейчас все разговоры идут только об экспорте. Но ведь экспорт не строится на пустом месте. Сначала коммерсант должен закрепиться у себя дома. И последнее — наконец–то заняться проблемой теневой экономики.

— Вам легко говорить: крупный коммерческий сектор еще как–то тянет налоговое бремя, потому что их "десятина" в пользу госказны процентуально ниже той, что отдает "мелкий лавочник". Если бы малый бизнес сегодня платил все зарплаты по–белому, то у людей оставалось бы гораздо меньше денег на покупку той же колбасы от Rīgas Miesnieks.

— Но вы не забывайте о другой вещи: чем больше дефицит бюджета, тем меньше получают учителя, пенсионеры, незащищенные слои населения. И вот они–то как раз уже не смогут позволить себе купить сервелат… Другое дело, что налоги не должны съедать все доходы, они должны создать для бизнеса комфортные условия на "солнечной" стороне.


— Можете привести какой–то пример?

— Пожалуйста. Эстония. Здесь реинвестированная прибыль не облагается подоходным налогом с предприятий. Это создает хорошую мотивацию для того, чтобы развивать фирму, а не выбирать дивиденды. Инвесторы из HKScan уже оценили инициативу тамошнего правительства: планы по вложениям в эстонскую "дочку" гораздо более грандиозные, чем по ее латвийскому собрату Rīgas Miesnieks.
 

Прочитано 9018 раз
Оцените материал
(0 голосов)
meatinfo

Единственный специализированный портал мясной отрасли в Латвии и странах Балтии.
По вопросам размещения рекламы или по другим вопросам на e-mail

Сайт: www.meatinfo.lv Эл. почта Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Каталог

Каталог оборудования RISCO

Каталог

Вакуумные шприцы-наполнители нового поколения

Новый каталог фирмы RISCO