Mon12172018

Last update09:18:21

Публикации Мясная индустрия Фарш невозможно провернуть назад…
Четверг, 28 Августа 2008 00:00

Фарш невозможно провернуть назад…

Автор 
…И мясо из котлет не восстановишь
Мясо бывает хорошее и разное. Хорошее — редкий деликатес, его подают в считанных ресторанах. Разное — безвкусный корм для среднего класса. Бедный люд мяса не ест, а если и ест, то по большим праздникам, в виде субпродуктов или колбас, в которых больше сои и химии, чем животного белка.

Бедные мяса не имут. Это — в современной Латвии. Между тем в Европе, еще на заре цивилизации, вкусное — вкуснейшее! — мясо было обычным продуктом питания среди городской бедноты. Не верите?

Из жизни мясоедов в античные времена


Открываю "Сатиры" Вергилия, и вот что читаю во второй книге о некоем Офелле, который "нынче бедняк":

"Нет, никогда, — говорил он, — по будням не ел я другого, // Кроме простых овощей и куска прокопченной свинины!"

А какой вкус! — какой аромат! — у натурального окорока, без единой молекулы чилийской селитры или сернокислого аммиака!!!

Чую божественный запах исчезнувшей в нетях свинины…


Древние римляне особо ценили печень свиньи, откормленной смоквами (то есть фигами, тем же инжиром с фигового дерева) и оливковым маслом. Для увеличения жирности кабанов кастрировали.
Далекое от лирики отступление: ныне в Европе свиней пичкают химизированным "сухим кормом", чтобы "жирность" свести на нет. Какие фиги, какое масло! В итоге — ни вкуса, ни запаха. Фига без масла, а не мясо.

Из жизни мясоедов в старой и новой Европе


Латыши похожи на древних римлян, и не только внешне. Для них свинина (с серым горохом и жареным луком) от века была дежурным блюдом — и при племенном строе, и в эпоху раннего феодализма, и при немецком столоначалии, и при советской диктатуре. Да и сейчас, в свободной Латвии, несмотря на другие порции и пропорции (мяса и бобовых), серый горох со шпеком — пальчики оближешь! Другое дело, что сие блюдо, как и клопс, как все национальное, жестко и методично вытесняется из национального общепита квазивосточной кухней (см. "7С", №34).

Во времена оные, повторимся, предпочитали свининку пожирнее. Новая Европа, с ее необольшевистскими повадками, не только злоумышленно снизила нормы потребления мясных продуктов у новых членов ЕС, но и запретила широкую торговлю жирным мясом, наказав употреблять только постное.

Любите ли вы шашлык, как люблю его я? Ну кто ж его не любит! — скажете вы. Тогда ответьте, граждане и неграждане, по совести, без оглядки на Европу, зверствующую по отношению к ее сирым и убогим новочленам: ну разве это не пародия на шашлык — из химически пропитанной, без толики жира, свинины или курятины?

Да уж, скажу без обиняков, обращаясь к новым большевикам старой Европы:

— Вы звери, господа!

Из жизни мясоедов в Старом и Новом Свете


Автор просит pardon'у за лирическое отступление насчет любимого шашлыка. К безвкусию производимого ныне мяса, равно как к его весовым долям на душу населения, он еще вернется.

А сейчас самое время оценить меню бедного француза во времена Бальзака.

Полфунта говядины — 40 сантимов, четверть хлеба — 5, кружка доброго вина вторичной выжимки — 20 сант. Ну, еще овощей на три пятака. Приличный обед стоил не более франка, или лата, по–нашему. Парижский поденщик имел от двух до четырех в день. Средняя зарплата рабочего — 100.

Тот же Бальзак уверял, что в детстве объедался "мэнским риетом для бедных". Мэн — это городок на пути из Парижа к океану, в Бретань, а риет — разновидность утиного паштета из потрошков, с кусочками дичи, не пропущенной через мясорубку. Именно дичи. Утка для риета должна быть дикой — мясо домашней считалось хоть и вкусным, но "искусственным".

Во времена Джека Лондона чистый животный белок тоже стоил сущие копейки. Точнее — пенни. "И что такое кусок говядины? Мелочь, и цена–то ему несколько пенни…" –— говорит старый боксер, бывший чемпион Нового Южного Уэллса в тяжелом весе Том Кинг (из рассказа "Кусок мяса").

Другое дело, что в этой "каторжной колонии" говядина была не по карману бедным кингам (ринга), не говоря уж бедных некингах. Суроволикая Фортуна, не милостивая к сей категории граждан и неграждан, отправляла их в нокаут если не в первых раундах, то уж в одиннадцатом — точно. Это вам не сытая античность, когда тоже дрались не на живот, а на смерть (те же неграждане — гладиаторы), но дрались за свободу, а не за кусок мяса.

В начале голодного XX века свободы на душу населения стало на 89,5 % больше, а мяса — в разы меньше. Дикий капитализм… что с него взять!

Далекое от лирики отступление: в начале еще более голодного (в мировом масштабе) XXI века на окраине Европы, с ее рецидивом дикого капитализма, бедные кунги и некунги уже не дерутся за кусок мяса. Даже пикетов не устраивают. Смиренно, без соплей и воплей, отправляются нищие духом в мир иной. На бои по правилам, как и на шумные манифестации, сил у нищих не хватает. С одной стороны, по причине умервщляющей живую душу лживой пропаганды, с другой — по причине умервщляющего живую плоть хронического дефицита высококалорийной пищи.

Из жизни мясоедов в царское благолетие

В царской России, в середине XIX столетия, чистое мясо не было проблемой для беднейшего класса. Вот гоголевский Акакий Акакиевич, типичный мелкий чиновник. На свой "оклад жалованья", 60 рублей, этот персонаж мог бы купить две с половиной коровы. А он, чудак, помешавшийся на новой шинели, приходя домой, садился тот же час за стол, хлебал наскоро свои щи и ел кусок говядины с луком, вовсе не замечая их вкуса, хотя вкус той говядины, если она была черкасской, мог бы удивить даже знаменитого римского чревоугодника Лукулла.

В конце XIX века в Москве 1 кг черкасской говядины стоил 25 коп. Месячная зарплата рабочего 25 рублей. В переводе на мясо — 100 кг. Ешь–не–хочу!

Вождю якобы голодавшего российского пролетариата, Ленину, когда он не по своей воле оказался в Шушенском, назначили как ссыльному месячное пособие 8 руб. "Этих денег на все хватало, — вспоминала Крупская, супруга его. — Правда, обед и ужин был простоват. Одну неделю для В.И. убивали барана, которым кормили изо дня в день, пока всего не съест. Как съест — покупали на неделю говядины…"

Чеховский Стручков, такой же, как Акакий, коллежский регистратор (чиновник низшего XIV класса, в просторечии "писарь"), мог угостить компанию сослуживцев коньяком, жареным гусем и четырьмя сортами колбасы (без сои и химии, разумеется).

Автор заглянул в книжный оригинал "Устава торгового", 1914 года. Параграф 276: "Нормальная табель провизионных продуктов, входящих в состав порции одного человека в день". Мясо, "свежее или соленое", 5 фунтов 24 золотника в неделю (началом которой считалось почему–то воскресенье, а концом суббота). Де–юре, по 300 граммов в день. Или 109,5 кг в год. Европе такие нормы не снились.

Из жизни мясоедов в советское лихолетье


В России, в голодном 1922–м, мясо было лимитировано и выдавалось рабочим по карточкам — 3 кг на душу ежемесячно. Или 36 кг в год.

Далеко не лирическое отступление: 37 кг на душу населения — именно столько было произведено говядины в свободной от советского диктата Латвии в 2007 году.

После нэпа (возвращаемся в СССР) стало легче, и уже в конце 1920–х инженеру Щукину, немногословному супругу словоохотливой Эллочки–людоедки, которому платили 200 рублей "чистыми" в месяц, мог купить на них 100 кг (мистическая цифра!) парной телятины. (Пара антикварных стульев с аукциона обошлась ему в сорок целковых.)

Ипполит Матвеевич Воробьянинов, из тех же "Двенадцати стульев", пригласив не равнодушную к мясным блюдам Елизавету Петровну в образцовую столовую МСПО "Прага", пожадничал и вместо телячьих отбивных по 2,25 заказал сосисок по 1,25 — для дамы сердца, а для себя — "большой графин–с" водки, за 5 рублей, плюс два соленых огурца. Потом, правда, гульнул от души, но это уже не спасло отца русской демократии от полного репутационного провала.
В неурожайном 1947–м, опять же по карточкам, выдавалось по 6 кг "мясопродуктов" в месяц.

Но уже через год средний москвич или рижанин могли отоварить среднюю зарплату сорока килограммами мяса.

Из газеты "Советская Латвия" от 18 января 1959 года: "В Риге, на ул. К.Маркса, 69/71, в отремонтированном подвале дома открылась продуктовая лавка. Привезли картофель, квашеную капусту, огурцы, яблоки, а также партию гусей по 7 рублей за килограмм". При весе средней тушки 3 кг и средней зарплате в Риге 1600 рублей, можно было купить на нее… 76 гусей. Паниковскому не снилось.

В 1990 году в Латвийской ССР произведено на душу населения 106 кг (!) говядины, телятины и свинины. А в Западной Европе… 67,8.

Жизнь и смерть мясоедов в смутные времена


Переиначивая поэта, автор заявляет о своем кредо: все прогрессы реакционны, если рушится мясоед!

Самое интересное — вопросы о количестве и качестве местного, импортного и контрабандного мяса на бедную душу населения в начале XXI века, именно в родной и навеки любимой Латвии.

Жизнь мясоедов в нашей стране омрачена как минимум тремя экономическими векторами: 1) сокращением производимого в стране мяса; 2) ухудшением качества импортируемого мяса и 3) убойным эффектом мясного "контрабаса".

(Продолжение следует)

Валерий ЛОСЕВ.
Источник: 7 секретов

{jcomments on}

Прочитано 8326 раз
Оцените материал
(0 голосов)
meatinfo

Единственный специализированный портал мясной отрасли в Латвии и странах Балтии.
По вопросам размещения рекламы или по другим вопросам на e-mail

Сайт: www.meatinfo.lv Эл. почта Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Каталог

Каталог оборудования RISCO

Каталог

Вакуумные шприцы-наполнители нового поколения

Новый каталог фирмы RISCO